12.11.2016

НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИЕ ДЕТИ ПРИОБРЕТАЮТ ПРАВО НА ЖИЛУЮ ПЛОЩАДЬ СОГЛАШЕНИЕМ РОДИТЕЛЕЙ, ОДНИМ ИЗ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ КОТОРОГО ЯВЛЯЕТСЯ РЕГИСТРАЦИЯ РЕБЁНКА В ЖИЛОМ ПОМЕЩЕНИИ

Интересное определение на днях вынесла Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации (Определение ВС РФ № 74-КГ16-30 от 25. 10. 2016 г.). Предметом рассмотрения стала история двоюродных брата А и сестры Б, которые никак не могли договориться о том, кто имеет права проживать в жилом помещении своего умершего дяди / отца соответственно. Брат А обратился в суд с исковым заявлением о признании своей двоюродной сестры Б утратившей права пользования жилым помещением и снятии ее с регистрационного учета, она же в свою очередь предъявила встречное исковое заявление об устранении препятствий в пользовании жилым помещением, вселении и определении порядка пользования жилым помещением.

Между их дядей / отцом и муниципальным образованием был заключен договор социального найма жилого помещения, в качестве членов семьи нанимателя были вселены его дочь Б и племянник А (двоюродные брат и сестра, истец и ответчик по данному делу).  Позже супруга нанимателя (мать дочери нанимателя Б) со своей несовершеннолетней дочерью Б выехала с квартиры своего супруга, переехав в другое место жительства, в связи с чем, решением суда первой инстанции по иску своего «бывшего» супруга она была признана утратившей права пользования спорным жилым помещением в связи с выездом в другое место жительства. В части удовлетворения требования о признании несовершеннолетней дочери Б утратившей право пользования спорным жилым домом ему было отказано, поскольку такой выезд носил вынужденный характер. Позже наниматель по договору социального найма скончался, и таковым по договору социального найма стал его племянник А, при этом несовершеннолетняя дочь Б так и оставалась быть членом нанимателя по договору социального найма, была зарегистрирована в данном жилом помещении. 

Суд первой инстанции в удовлетворении требований двоюродного брата А было отказано, встречное же требование сестры Б (дочери умершего нанимателя) было удовлетворено в полном объеме, поскольку, как указал суд, несовершеннолетняя дочь Б бывшего нанимателя приобрела равное с нынешним нанимателем А (своим двоюродным братом) право пользования спорным жилым помещением, которое соглашением родителей было определено в качестве места ее жительства. Выезд Б носил вынужденный характер, поскольку будучи несовершеннолетней она была лишена возможности самостоятельно реализовать свое право на проживание в вышеуказанном жилом помещении, а после совершеннолетия – дом находился в непригодном для проживания состоянии, отсутствовал доступ в жилое помещение. 
Однако решение суда первой инстанции не устояло в апелляционном суде, который отменил решение суда первой инстанции и принял новое решение об удовлетворении исковых требований брата А (нынешнего нанимателя жилого дома) и об отказе в удовлетворении встречного иска сестры Б (дочери умершего бывшего нанимателя). 

Такое апелляционное определение было обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, который, в свою очередь, апелляционное определение отменил, оставив в силе решение суда первой инстанции. 
Верховный Суд РФ указал, что судом первой инстанции не было установлено обстоятельств, которые свидетельствовали бы о добровольном выезде дочери бывшего нанимателя по договору социального найма (двоюродной сестры) из жилого помещения в другое место жительства и об отсутствии препятствий в пользовании жилым помещением, а также о ее отказе в одностороннем порядке от прав и обязанностей по договору социального найма.

По смыслу п. 2 ст. 20 ГК РФ и ст. 69 ЖК РФ, несовершеннолетние дети приобретают право на жилую площадь, определяемую им в качестве места жительства соглашением родителей, форма которого законом не установлена. Заключение такого соглашения, одним из доказательств которого является регистрация ребёнка в жилом помещении, выступает предпосылкой приобретения ребёнком права пользования конкретным жилым помещением, могущего возникнуть независимо от факта вселения ребёнка в такое жилое помещение, в силу того, что несовершеннолетние дети не имеют возможности самостоятельно реализовать право на вселение.

То есть если ребенок зарегистрирован в жилом помещении как член семьи нанимателя по договору социального найма, то это должно расцениваться как предпосылка того, что такой несовершеннолетний приобрел право пользования конкретным жилым помещением, которое возникает независимо от того, был фактически вселен ребенок в данное жилое помещение или нет. Сам факт регистрации несовершеннолетнего является доказательством того, что родители такого ребенка договорились, достигли соглашения о его месте жительстве. 

Несмотря на то, что эта несовершеннолетняя Б (дочь бывшего нанимателя) переехала со своей матерью в другое жилое помещение, она не приобрела там места жительства, поскольку оно не было определено таковым по соглашению ее родителей (то есть ребенок не был прописан по новому месту жительства, то есть не приобрел право на жилую площадь соглашением родителей). 

Так дочь умершего нанимателя по договору социального найма после достижения своего совершеннолетия от права пользования жилым помещением после не отказывалась, несла расходы по содержанию жилого помещения и оплате коммунальных услуг, а также то, что имелись препятствия в пользовании жилым помещением, которые ей чинил ее двоюродный брат (нынешний наниматель жилого помещения по договору социального найма), то ее нельзя считать утратившей право пользования жилым помещением, поскольку ее отсутствие было временно и носило вынужденный характер, а потому требования ее двоюродного брата не подлежали удовлетворению.

Ссылка на определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 25.10.2016 г. № 74-КГ16-30 - http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1486632 

Комментарии

Комментариев пока нет

Оставить комментарий