28.05.2017

Содержание лица без гражданства в специальном учреждении подлежит судебному контролю (Постановление КС РФ от 23.05.2017 г. № 14-П)

На днях Конституционный Суд РФ рассмотрел очень важную жалобу, по которой признал, что действующие нормы КоАП, а именно ст. 31.7 и ст. 31.9, не соответствуют Конституции РФ и обязал законодателя устранить выявленные нарушения.

Суть дела: В КС РФ обратилось лицо без гражданства Н.Г. Мсхиладзе, в отношении которого было вынесено решение суда, которым он был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 18.8 КоАП РФ, и которому было назначено наказание в виде административного выдворения за пределы территории РФ в форме принудительного выдворения путем помещения в Центр содержания иностранных граждан по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области. При этом суды исходили из того, что Н.Г. Мсхиладзе является гражданином Грузии, поскольку родился в Аджарской АССР (входила в состав Грузинской ССР).

На стадии исполнения указанного административного наказания выяснилось, что Н. Г. Мсхиладзе не является гражданином Грузии, соответственно, судебный пристав-исполнитель не смог оформить свидетельство на выезд в Грузию такого лица. В  установленном порядке судебный пристав-исполнитель обратился в суд с заявлением о прекращении исполнительного производства, однако суд отказал в удовлетворении такового на том основании, что «отсутствие фактической возможности исполнить наложенное административное наказание не является по действующему законодательству основанием для прекращения исполнения по постановлению об административном правонарушении» и указал, что постановление не подлежит исполнению, если оно не было приведено в исполнение в течение двух лет со дня вступления в законную силу.

В связи с чем Н. Г. Мсхиладзе обратился в Конституционный Суд с жалобой, в которой просил признать ст. 31.7 и ст. 31.9 не соответствующими Конституции в той мере, в какой они не позволяют разрешить в судебном порядке вопрос о правомерности дальнейшего содержания лица без гражданства в специальном учреждении, которому было назначено административное наказание в виде административного выдворения.

Действующее законодательство: Согласно требованиям КоАП РФ, суд при вынесении указанного решения не обязан устанавливать срок нахождения выдворяемого лица в специальном учреждении. Однако исходя из ст. 27.19 КоАП РФ, такого срока должно хватать для подготовки необходимым документов для выдворения, обычно такие лица удерживаются в подобных учреждениях до фактического пересечения границы РФ.

В случае если отсутствует государство, которое готово принять выдворяемого, то практически единственной возможностью по действующему законодательству освободить его из специализированного учреждения является истечение двух лет со дня вступления в законную силу решения суда о выдворении, то есть по причине истечения сроков давности исполнения постановления о назначении административного наказания.

Все усугубляется еще и тем, что действующая редакция КоАП РФ не содержит норм, которые бы предусматривали судебный контроль за законностью и обоснованностью помещения такого лица в специализированное учреждение, в том числе относительно сроков содержания.

 

Позиция КС РФ по указанному вопросу: Конституционный Суд, рассматривая данную жалобу, указал на то, что суд как орган, обладающий собственным усмотрением, должен исключать возможность произвольного вмешательства в сферу индивидуальной автономии личности, вне зависимости от того, иностранный гражданин это или лицо без гражданства.

Ссылаясь на статью 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, КС РФ напомнил, что она предусматривает право задержанного / заключенного под стражу на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение. При этом тот факт, что данная статья Конвенции говорит только об аресте, заключении под стражу и содержании под стражей, не умаляет ее содержания, поскольку она распространяется и на другие виды лишения свободы, под которой понимается любое ограничение, влекущее за собой лишение свободы. Соответственно, помещение в специализированное учреждение в качестве обеспечительной меры должно отвечать критериям правомерности.

Содержание в специализированном помещении, чтобы его нельзя было считать произвольным лишением свободы, должно отвечать требованиям национального и международного законодательства, в том числе относительно срока, которого обосновано необходимо для достижения преследуемой цели, а именно цели выдворения.

Помещение иностранного гражданина или лица без гражданства является факультативной мерой, то есть применяется судьей по усмотрении судьи, в силу чего суд должен основывать свое решение на всестороннем и объективном учете всех обстоятельств дела.

Однако миграционное законодательство знает и другие меры, которые связаны с лишением свободы, например, помещение в специализированное учреждение в силу принятия решения о депортации или решения передаче иностранному государству в соответствии с международным договором о реадмиссии. Однако в отношении этих ограничений, законодательством предусмотрено указание судом в решении на срок, на который будет целесообразным поместить лицо, подлежащее депортации или реадмиссии, в специализированное учреждение.

Таким образом, получается, что периодический судебный контроль установлен за правомерностью ограничения свободы только тех иностранных граждан и лиц без гражданства, которые подлежат депортации или реадмиссии, что же касается лиц, которые подлежат принудительному выдворению, то института судебного контроля на стадии исполнения административного наказания законодательство не предусматривает, в силу чего они вынуждены пребывать в состоянии неопределенности.

ЕСПЧ неоднократно высказывал позицию о том, что даже если помещение в специализированное учреждение осуществляется на основании судебного решения, продолжительность такого пребывания не должна превышать обоснованное необходимую для преследуемой цели. Так в своих постановлениях, ЕСПЧ особо указывал на  лиц без гражданства, которые для защиты своих прав и свобод не могут воспользоваться консульской помощью.

По итогам изучения жалобы Конституционный Суд РФ признал ст. 31.7 и ст. 31.9 КоАП РФ не соответствующим Конституции в той мере, в какой они не позволяют разрешить в судебном порядке вопрос о правомерности дальнейшего содержания лица без гражданства при наличии обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии фактической возможности выдворить это лицо за пределы РФ.

Также Суд, несмотря на что перед ним заявитель не ставил такого вопроса, в мотивировочной части своего Постановления рекомендовал федеральному законодателю предусмотреть в КоАПе РФ обязанность судьи при принятии решения о помещении лица без гражданства в специальное учреждение указывать конкретные сроки применения данной меры.

Помимо этого, Конституционный Суд РФ счел необходимым напомнить федеральному законодателю на необходимость установить специальный миграционный статус лица без гражданства, в отношении которого вынесено постановление о принудительном выдворении и которое не может быть исполнено в виду того, что отсутствует государство, готовое принять такое лицо, а также предусмотреть в законодательстве механизм надзора со стороны уполномоченных органов за лицами, в отношении которых установлена невозможность выдворения, в течение времени, в пределах которого такое постановление подлежит исполнению, то сеть в течение 2 лет.

Таким образом, в ближайшее время в действующее законодательство будут внесены соответствующие изменения, которые предоставят право уполномоченным органам, а также самим лицам без гражданства обращаться в суд с заявлением об отмене решения о принудительном выдворении и помещении в специализированное учреждение, обосновывая это фактической невозможностью исполнения такого решения.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментарии

Комментариев пока нет

Оставить комментарий