Предъявление исполнительного листа к исполнению

Законодательство РФ содержит требования к сроку предъявления исполнительного листа для принудительного исполнения в службу судебных приставов, такой срок установлен в 3 года, который начинает течь со дня вступления в законную силу решения суда. Если взыскатель пропускает этот срок, то ему необходимо ходатайствовать перед судом о восстановлении пропущенного срока, и только после того, как суд вынесет определение о восстановлении такового, взыскатель сможет предъявить исполнительный лист приставу.

В случае предъявления исполнительного листа в ФССП течение 3-летнего срока прерывается, однако после такого перерыва течение срока возобновляется, при этом начинает оно течь заново, без учета истекшего до предъявления исполнительного документа времени. То есть если исполнительный лист был предъявлен взыскателем за месяц до истечения срока, а после, в силу, например, невозможности установить место нахождение должника и его имущества, исполнительный лист был возвращен взыскателю, он не лишается возможности предъявить такой лист через 2 года, поскольку после вынесения постановления об окончании исполнительного производства и возвращения исполнительного документа взыскателю 3-летний срок начинается течь с нуля.

Интересная ситуация стала предметом рассмотрения в Конституционном Суде РФ, который принял по жалобе Постановление, посчитав вышеприведенное законодательное положение неконституционным.

В конституционной жалобе ставился вопрос о том, соответствует ли Конституции РФ положение о том, что после перерыва срока для предъявления исполнительного листа к исполнению он начинает течь заново, без учета истекшего до момента предъявления исполнительного документа в той мере, в какой эти положения в их взаимосвязи позволяют после неоднократного возвращения исполнительного документа взыскателю по его заявлению всякий раз исчислять течение 3-летнего срока заново, продлевая его тем самым на неопределенно длительное время.

Заявители (должники по исполнительному производству) столкнулись с такой ситуацией – взыскатель (банк) неоднократно предъявлял исполнительный лист в службу судебных приставов, а потом – по причинам, не связанным с личностью должника, - по заявлению забирал исполнительный лист. И получается, в каждом случае 3-летний срок для предъявления исполнительного документа начинал течь с нуля.

Конституционный Суд высказался против такой правоприменительной практики, посчитав, что тем самым нарушается правовой баланс конституционных ценностей, в силу чего должник должен бесконечно пребывать под угрозой применения к нему и принадлежащему ему имуществу исполнительных действий и мер принудительного исполнения.

Неоднократное использование взыскателем права на подачу заявления о возвращении исполнительного документ приводит не только к неограниченному по продолжительности принудительному исполнению содержащегося в исполнительном документе требования, но и к чрезмерно длительному пребыванию должника в состоянии неопределенности относительно своего правового положения, а потому не может считаться конституционным.

Однако КС РФ особо отметил, что в обратном случае, когда пристав возвращает взыскателю исполнительный документ по причинам, связанным с недобросовестным поведением должника, существующее законодательное регулирование нельзя рассматривать как нарушающее права должника, поскольку в противном случае это влекло бы стремление должника сделать все возможное, чтобы вследствие истечения трехлетнего срока для предъявления исполнительного документа для принудительного исполнения избавиться от возможности быть принужденным.

Если у Вас имеются вопросы по данной теме, Вы можете связаться со мной по телефону: 8-925-001-18-72 (адвокат по исполнительному производству), либо оставить свой вопрос здесь.